Вершины не спят (комплект из 2 книг) А. П. Кешоков

У нас вы можете скачать книгу Вершины не спят (комплект из 2 книг) А. П. Кешоков в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

И среди этих голосов — неповторимо самобытный голос Алима Кешокова, в прошлом сына безземельного крестьянина из селения Шалушка, а ныне — известного писателя и общественного деятеля. Он умел учиться, Алим Кешоков. И умел хорошо выбирать себе учителей. Из его соплеменников — то был основоположник кабардинской советской поэзии Али Шогенцуков, а что касается других учителей, то послушаем самого Кешокова.

Не взвод у брата под началом. И по плечу ему мундир, тот, что положен генералам". Далее следует многозначительное признание, что поэт мог бы, вероятно, не отстать от брата, но другое его занимает превыше всего.

И Алим Кешоков восклицает: Теперь у него самого уже немало учеников. Однако, исполненный чувства долга перед старшими своими товарищами, он не упустит ни малейшей возможности, чтобы не принести им свою благодарность.

Там Тихонов ждет нас на снежной вершине, седоголовый держатель огня! Все новыми гранями своего редкого дарования поворачивался к нам поэт. Становление Советской власти в национальных окраинах России — такими обычно бесстрастными словами говорится в иных учебниках истории о событиях столь сложных, столь драматических по накалу борьбы, что лишь большой художник способен дать нам их почувствовать не только разумом, но и сердцем — сердцем прежде всего.

Не скрою, что, полюбив этого улыбчивого, остроумного в жизни и в своих стихах поэта, поначалу, раскрывая его первую прозаическую книгу, испытываешь некоторую тревогу: Там Тихонов ждет нас на снежной вершине, седоголовый держатель огня! В послевоенные годы вышло около двадцати книг Алима Кешокова — то были сборники стихотворений, поэм и таких поэтических миниатюр, как стихи-стрелы.

Все новыми гранями своего редкого дарования поворачивался к нам поэт. Становление Советской власти в национальных окраинах России — такими обычно бесстрастными словами говорится в иных учебниках истории о событиях столь сложных, столь драматических по накалу борьбы, что лишь большой художник способен дать нам их почувствовать не только разумом, но и сердцем — сердцем прежде всего.

Не скрою, что, полюбив этого улыбчивого, остроумного в жизни и в своих стихах поэта, поначалу, раскрывая его первую прозаическую книгу, испытываешь некоторую тревогу: Трудно, невозможно представить Алима Кешокова без его улыбки, без его незлой иронической усмешки, которая тонкою прошвой проходит через все его стихотворные строки.

Тревоги, однако, исчезают, как только углубишься в чтение. Но так мог написать любой автор. А вот так сказать мог один лишь Алим Кешоков и никто другой. И это Алим Кешоков — и никто другой. Не вдруг, не сразу открываются перед читателем герои романа.

Он как бы приглашает нас: Астемир не раз говорил: Да и когда его увидишь, если отец вставал рано — еще не брезжил рассвет, — брал фонарь и уходил. Отец днем учил детей, а вечером взрослых. Часто ликбез превращался в митинг. Люди задавали вопросы, на которые не всегда легко ответить.

А то говорили Астемиру:. Ты лучше растолкуй, кто будет пахать, если все возьмутся не за плуг, а за карандаш. Случалось, озлобленные люди выхватывали даже кинжалы. Лю не раз видел: Клянусь аллахом, если кто-нибудь осмелится поднять на Астемира кинжал, блеск выстрела будет последним светом в глазах негодяя. Перед возвращением в школу Лю нужно было получить документ вот еще новое словечко! Дескать, кошка сидит и отбросила в сторону хвост. Тем не менее шесть учеников Лю были опрошены.

Оставалась седьмая ученица, старуха Чача, и тут заело. Упрямство старухи усиливалось ее озлобленностью. Нахо не только отобрал у нее бак, приспособленный для самогоноварения, но еще требовал уплатить два рубля — один рубль штрафа и один рубль какого-то самообложения.

Еще не родился, однако, человек, способный получить у Чачи ни с того ни с сего два рубля. Вот и судите, что получилось! Лю нужно уезжать, он нетерпеливо ждет справку от Нахо. А эти два человека — Нахо и Чача — не столько говорят о деле, сколько молчат, сидя друг перед другом. Слава аллаху, Нахо тоже не из сговорчивых. Другие седобородые ученики давно уже ушли со двора председателя со своими бумажками, в которых писалось, что такой-то и такой-то действительно прошел грамоту у культармейца Лю, сына Астемира.

Вероятно, никогда в прежние времена грамота не требовалась так настоятельно, как теперь. Этого долго не хотела понять Чача, сколько ни носил Лю картинок и плакатов, сколько ни обещал отдать ей эти плакаты для завертывания целебных трав.

Categories: (комплект